Понедельник, 21 Января 2019, 06:26
Приветствую Вас Гость | RSS
 
Главная Каталог статейРегистрацияВход
Меню сайта
Категории каталога
Ури Геллер [1]
Елена Мироненко [62]
Шелдан Нидль [15]
Кэтрин Райдалл. [11]
Горелов Н. [0]
А. В. Шишкинский [34]
А. Симатов [13]
Ключников С.Ю. [22]
Вадим Зеланд [49]
Чарлз Ледбитер [21]
Владислав Лебедько [9]
Виктор Рогожкин [67]
Дешане Ж. М. [10]
Александр Астрогор [15]
Виктор Алексеевич Ефимов [38]
Василий Васильевич Розанов [4]
Барбара Энн Бреннан [34]
Ричард Вебстер [30]
Мишель Нострадамус [17]
Вадим Зеланд [31]
С. Мульдон, Х.Каррингтон [56]
Дэвид Айк [17]
А.П. Лаврин. [28]
Виктор Михайлович Кандыба [55]
Геше Майкл РОУЧ Кристи МАКНЕДДИ [0]
Раймонд Моуди [31]
Евгений Колесов [14]
Александр Моисеевич Вейн [69]
Борис Сахаров [8]
Эрнст Рифгатович Мулдашев [8]
Ванга. [12]
Дениз Линн [38]
Бореев Г. А. [45]
Константинос [20]
С.Н.Лазарев [146]
Виктор Михайлович Кандыба [33]
Главная » Статьи » Книги » Виктор Михайлович Кандыба

Загадочные сверхвозможности человека


уверенность в обратном. Вероятно, сновидения отличаются друг от друга, как и от состояния бодрствования, чем то особенным и трудноуловимым. Несмотря на схожесть чувственного опыта и умственных процессов в состояниях сна и бодрствования, мы можем утверждать, что эти состояния совершенно различны и что личность может с одинаковой легкостью выражать себя в любом из них, но не в обоих одновременно.
Когда вы бодрствуете, вы можете вспоминать, как замечательно вылететь из приснившегося вам окна и вольно парить над черепичными крышами раскинувшейся внизу деревушки. Когда вы видите прозрачный сон, вы можете помнить, как неприятно водить пальцем по лезвию бритвы, и возможно, даже попытаетесь сравнить два ощущения. Развитие личности, вероятно, зависит от обоих видов опыта.
Когда мы бодрствуем, мы находимся во власти сил, формирующих наше тело и заключенный в нем разум, во сне же, как и в игре, у нас появляется возможность действовать вне этих сил, оказываясь в самых различных обстоятельствах, чтобы затем связать их с другим нашим опытом и построить всеобъемлющее и плодотворное отношение к жизни.
Тот факт, что у младенцев на сновидения падает восемьдесят процентов времени, уходящего на сон, а у стариков – меньше пятнадцати, подтверждает гипотезу о том, что сновидения играют важную роль в интеграции опыта.
По видимому, все содержание снов является производным от ощущений, полученных во время бодрствования.
Хелен Келлер, лишившись зрения, слуха и обоняния в результате скарлатины, перенесенной вскоре после рождения, часто видит сны. Сначала это был чисто физический примитивный опыт, например, на нее наваливалось что то тяжелое. Затем, когда она попала к опытному воспитателю, который подробно описывал ей мир, она начала видеть сны в новом измерении, но все они прочно опирались на единственное чувство, которому она могла доверять.
«Однажды во сне я держала в руках жемчужину. У меня нет зрительной памяти о жемчужине. Та, которую я видела во сне, была, вероятно, плодом моего воображения. Это был гладкий, прекрасно сформированный кристалл.., роса и пламя, бархатная зелень мха в приглушенная белизна лилий».
Сновидения слепых от рождения не содержат зрительных образов и не сопровождаются быстрым движением глаз, характерным для сновидении зрячих.
Один слепой и глухой пациент никогда не слышал о сновидениях, но вспомнил, что однажды проснулся в глубокой печали, вновь пережив потрясение, испытанное им, когда, засунув руку в клетку с жившей у него птицей, он обнаружил ее мертвое тельце.
Связь ощущений, испытанных в состоянии бодрствования, с переживаниями во сне была подтверждена во время наблюдений за сном глухонемого, который обычно общался на языке знаков. Когда ему снилось, что он обычным путем говорит с другими людьми, электромиограф, присоединенный к телу спящего, отметил сильные двигательные токи, однако не в гортани, а в пальцах.
Зависимость сновидений от информации, полученной в состоянии бодрствования, огромна, но не абсолютна.
В 1965 году проведенные австралийскими учеными исследования показали, что люди, которые спали под действием сильных снотворных, могли научиться различать два звука разной высоты, один из которых сопровождался электрическим шоком. Когда те же два звука воспроизводились уже бодрствующим пациентом, энцефалограф показывал, что их мозг отвечал на шоковый, а не на нейтральный звук.
Эта обусловленность давно рекламируется теми, кто продает аппараты для обучения во сне. По данным большинства исследований, обучение сводится в основном к тем периодам, когда учащийся дремлет или находится на грани сна, но, очевидно, на разных стадиях сна восприимчивость меняется.
Засыпая, мы проходим через четыре распознаваемые стадии ортодоксального сна, по мере которых мы засыпаем все крепче.
Затем, когда начинается быстрое движение глаз и мы входим в фазу парадоксального сна, внезапно происходят количественные изменения. Мышечный тонус быстро падает, и тело расслабляется, спинальные рефлексы пропадают, и даже храп прекращается. По мере увеличения мозговой активности восприимчивость понижается.
По видимому, наиболее полный уход от физической реальности происходит тогда, когда начинается прозрачный сон.
Того, кто видит прозрачный сон, почти невозможно разбудить, и ни один отчет не содержит упоминания о прозрачном сне, включающем в себя внешние стимулы, как это нередко происходит с непрозрачными снами. Когда вы знаете, что спите, вы достигаете самого полного ухода от связанных с телом ограничений.
Есть много сообщений о том, что во сне можно получить информацию, которую нельзя получить другим путем.
В Нью Йорке в Маймонидской лаборатории сна Монтегю Ульман и Стаяли Крипнер сделали попытку объективно проанализировать эту возможность.
Они присоединили испытуемых к обычному электроэнцефалографу и после каждого быстрого движения глаз будили их и спрашивали, какой сон они видели. Пока они этим занимались, третий человек, находящийся в комнате на другом конце здания, напряженно думал о картине, выбранной наугад из целого собрания картин.
Наутро испытуемым показывали все картины и спрашивали, какая из них больше всего напоминает то, что они видели во сне. Было выявлено множество удивительных корреляций.
Однажды для проведения опыта была выбрана картина Ороско, изображающая группу мексиканских революционеров, движущихся на темном фоне клубящихся облаков и гор. Один из участников опыта видел во сне «Нью Мехико», «тяжелые облака и горы» и «колоссальную кинопродукцию». Даже когда связь между сном и картиной была менее очевидна, группа независимых экспертов почти всегда легко находила нужную картину на основании сообщений об увиденных снах.
Этот успех объясняется скорее телепатией, чем пространственным перемещением спящего, однако последние исследования той же лаборатории представляют проблему в новом свете.
В1969 году к группе испытуемых присоединился молодой английский физик Мальком Бессент, который увидел во сне «чашу с фруктами», когда по плану стоял натюрморт Коковского «Фрукты и цветы», и «мелкие бассейны» и «изготовление коллажа», когда по плану шел коллаж под названием «Людской суд».
Но особенно удивительными зги попадания в цель делает то, что в третьей комнате ночью не было никого, кто думал бы о картинах, а в некоторых случаях картину отбирали только на следующее утро.
По видимому, Бессент не только мог путешествовать в пространстве, покидая свое спящее тело, но и осуществлять отделение во времени. Было бы интересно узнать, видел ли он прозрачные сны, потому что разделение разума и тела можно намеренно контролировать, когда ты понимаешь, что спишь.
Один из участников опыта, работавший с Оксфордским институтом психофизических исследований, сообщает, что в прозрачном сне можно переместиться куда угодно, просто закрыв глаза и «мысленно сосредоточившись».
Известен старый, но хорошо документированный случай, который иллюстрирует все заключенные в данной ситуации возможности.
3 октября 1863 года из Ливерпуля вышло паровое судно «Гарод Лимерик», на борту которого находился владелец мануфактуры из Коннектикута С. Р. Уилмот, направляющийся домой к жене и семье в Соединенные Штаты.
Ночью 13 октября Уилмоту приснилось, что его жена вошла в каюту в ночной рубашке, остановилась в нерешительности в дверях, увидев, что там находится еще один пассажир, затем приблизилась, поцеловала его и исчезла.
На следующее утро его сосед, по отзывам «сдержанный и очень набожный человек», без всякой видимой причины вдруг перестал с ним разговаривать. После настойчивых попыток выяснить, в чем дело, Уильям Таит заявил: «Как вы можете позволять себе, чтобы женщина являлась к вам в таком виде». Выяснилось, что, лежа без сна, он наяву видел в точности ту же сцену, что Уилмот во сне.
Когда 23 октября судно пришло в Нью Йорк, жена Уилмота сразу же спросила, не видел ли он ее десять дней назад. Зная о штормах в Атлантике и услышав сообщение о гибели другого судна, она отправилась спать в большой тревоге за жизнь мужа.
Ночью она почувствовала, что пересекает бурное море, находит низкий черный корабль, проходит сквозь него, видит на соседней койке глядящего прямо на нее незнакомого человека и на минуту задерживается в дверях, но все же входит, целует мужа и покидает каюту. После расспросов она сумела точно описать особенности каюты.
Этот случай внимательно разбирался сотрудниками Американского общества психических исследовании, и у нас нет оснований сомневаться в правдивости участников событий, но тем не менее вынести о нем суждение век спустя не представляется возможным.
Сегодня эта история интересует нас с точки зрения заключенных в ней возможностей. Если все произошло именно так, как описано, тогда Уилмот и его жена имели во сне общий опыт, при этом сохранив собственную индивидуальность, во сне они видели и чувствовали то же, что чувствовали бы и наяву, в обычной жизни.
Но самое удивительное, что бодрствующий Таит также принимал участие в этом событии, имея собственную точку зрения. Из того факта, что он, вероятно, видел – и впоследствии мог описать – жену Уилмота, следует, что энергетическое тело, которое мы постулировали ранее, скорее всего сохраняет свою узнаваемую форму, даже после отделения от своего физического двойника.
Тут мы оказываемся в самом сердце мрачного мира призраков, где у науки почти нет шансов выбраться из тумана неопределенности.

СЕКРЕТЫ АУТОТРЕНИНГА


1. Метод Куэ

Эмиль Куэ родился в городе Турайте (Франция) в 1857 году и до 1910 года работал аптекарем. Будучи наблюдательным человеком и постоянно общаясь с пациентами, Куэ обратил внимание на то, что лечебный эффект лекарства зависит не только от его фармакологических свойств, но в еще большей степени – от того, верил ли больной в целебную силу этого лекарства или нет. Одно дело, когда человек принимает лекарство с уверенностью в выздоровлении («завтра мне станет лучше»), и совсем другое, когда он не верит в пилюли («все равно мне ничего не поможет»). Оказывается, делает вывод Куэ, сила воображения влияет на эффективность лечения.
Основываясь на своих практических наблюдениях, Куэ создал систему психотерапевтической помощи, которую назвал «школой самообладания путем сознательного самовнушения». В 1910 году Куэ переезжает в Нанси и открывает там клинику психотерапии, которой руководит до самой смерти (1926).
Следует отметить, что «Система Куэ» в 20 х годах получила довольно широкое распространение. Известный французский психотерапевт Соигаих (1978) называет Куэ одним из предшественников создания поведенческой психотерапии, отмечая, что он был «первым, кто предложил методы контроля мысли и подчеркивал роль позитивной мысли в изменении поведения».
С современных позиций некоторые теоретические рассуждения Куэ кажутся упрощенными и даже примитивными. Тем не менее созданный им метод «произвольного самовнушения» применяется в практике психотерапии и по сегодняшний день.
Куэ считал, что главной причиной заболевания является болезненное воображение, в котором проявляется бессознательное Ид. Куэ сравнивал силу воображения с горным потоком, который в своей стихийной безудержности сносит все на своем пути, но который можно «приручить», и тогда он сможет вырабатывать положительную энергию. Куэ утверждал, что все люди находятся во власти силы своего собственного воображения и что больной человек, «вооружившись правильным представлением, может снова достичь своего душевного равновесия».
Сознательное самовнушение по Куэ – это лечебный метод, позволяющий подавить болезненные, вредные по своим последствиям представления и заменить их полезными и благотворными. Куэ сравнивал болезненные представления с застрявшими в предсознательной части Эго штифтами, которые можно постепенно выбить и заменить другими.
Кто не желает преуспеть именно в тех областях деятельности, в которых он отстает и перед которыми испытывает страх? Как известно, Демосфен страдал дефектом речи (голос его был тихим, а речь шепелявой), но он очень хотел стать оратором. Этот человек был настолько полон веры в себя, что путем упорных тренировок (он учился говорить с камнями во рту) стал, по свидетельству современников, непревзойденным оратором.
Пример Демосфена, по мнению Куэ, наглядно иллюстрирует одно из важных его теоретических положений: «успех приносит не столько сила воли, сколько сила собственного воображения».
Действительно, сознательные волевые усилия при коррекции речи не помогают, а только мешают. То же происходит и при некоторых других заболеваниях. Совет врача больному, страдающему навязчивыми состояниями или фобиями, "взять себя в руки чаще всего приносит только ухудшение.
Согласно Куэ, лечебные представления, которые он назвал «формулой самовнушения», являются по своей сути констатацией факта. Формула самовнушения должна быть простой и не носить насильственного характера. Например: «С каждым днем во всех отношениях мне становится все лучше и лучше».
При этом неважно, считает Куэ, соответствует ли формула самовнушения действительности или нет, так как она адресуется подсознательному Я, которое отличается легковерием. Подсознательное Я принимает эту формулу за истину, как приказ, который необходимо выполнить. Чем проще будет формула, тем лучше лечебный эффект. «Формулы должны быть „детскими“, – говорит Куэ. – Они предназначаются не для нашего сознательного, критически настроенного Я, а исключительно как представление, как детские формулы».
Куэ неоднократно подчеркивал, что произвольное самовнушение должно осуществляться без каких либо волевых усилий. «Если вы сознательно внушаете себе что либо, – писал он, – делайте это совсем естественно, совсем просто, с убеждением и особенно без всякого усилия. Если бессознательное самовнушение, часто дурного характера, бывает столь успешным, то это от того, что оно осуществляется без усилий».
Техника лечения. Лечение начинается с предварительной беседы, во время которой разъясняется влияние самовнушения на организм, приводятся примеры целебного воздействия внушения и самовнушения при различных заболеваниях. Чтобы убедить больного в том, что его собственные мысли, представления могут влиять на непроизвольные функции организма, мы нередко используем пробу с маятником Шевроле. Грузик, подвешенный на нитке, раскачивается в «неподвижной» руке пациента только при одном представлении о его движении. Это усиливает внушаемость больного и убеждает его в действенности избранного метода лечения.
Далее врач совместно с больным составляет формулу самовнушения, которая может меняться в процессе лечения. Формула должна быть простой, состоять из нескольких слов, максимум из 3 4 фраз и всегда носить позитивное содержание. Например, «Я здоров» вместо «Янеболен». Иногда формула представляет своеобразный «код», понятный только больному. Так, для усиления веры в свои силы может быть использована формула: «Я могу, я могу, я могу». В других условиях формула может быть более расширенной. Например, в условиях групповой зависимости от алкоголя или наркотиков пациент внушает себе: «Мое решение победить тягу к спиртному (наркотикам) окончательное. Какой бы предлог ни выставляли друзья и как бы меня ни уговаривали, в любом случае не поддамся уговорам, не изменю своему решению».
Во время сеанса больной занимает удобную позу сидя или лежа, закрывает глаза, расслабляется и шепотом, без всякого напряжения 20 раз произносит одну и ту же формулу самовнушения. Произносить формулу нужно монотонно, не фиксируя внимания на ее содержании, не громко, но так, чтобы сам больной обязательно слышал то, что говорит.
Сеанс самовнушения продолжается 3 4 мин, повторяется 2 3 раза в день в течение 6 8 недель.
Куэ рекомендовал использовать для проведения сеансов просоночные состояния утром при пробуждении и вечером при засыпании.
Чтобы не отвлекать своего внимания на счет при 20 кратном повторении формулы, Куэ рекомендовал использовать шнур с двадцатью узелками, которые перебираются, как четки.
Лечение проводится обычно амбулаторно, но под наблюдением врача.
Метод Куэ может использоваться самостоятельно, но чаще применяется в комплексе с другими методами суггестивной психотерапии.
Несомненным преимуществом метода самовнушения по сравнению с внушением и гипносуггестией является то, что пациент сам активно участвует в процессе лечения, а сеансы самовнушения можно проводить в любой обстановке и в любое время.

2. Метод Джекобсона

Метод предложен чикагским врачом Джекобсоном в 1922 году, то есть за 10 лет до того, как Шульц представил на суд медицинской общественности свой метод, изложенный им в монографии «Аутогенная тренировка – сосредоточенное саморасслабление» (Schultz, 1932). Следует отметить, что в 20 30 х годах эти методы не разделялись и рассматривались как варианты «лечения посредством деконтрактации».
Джекобсон исходил из общеизвестного факта, что эмоциональное напряжение сопровождается напряжением поперечнополосатых мышц, а успокоение – их релаксацией. Естественно было предположить, что расслабление мускулатуры должно сопровождаться снижением нервно мышечного напряжения.
Занимаясь регистрацией объективных признаков эмоций, Джекобсон подметил, что различному типу эмоционального реагирования соответствует напряжение соответствующей группы мышц. Так, например, депрессивное состояние сопровождается напряжением дыхательной мускулатуры; страх – спазмом мышц артикуляции и фонации.
По мнению Джекобсона, снимая посредством произвольного самовнушения напряженность определенной группы мышц («дифференцированная релаксация»), можно избирательно влиять на отрицательные эмоции.
Джекобсон полагал, что каждая область мозга функционирует в связи с периферическим нейромускулярным аппаратом, образуя церебронейромускулярный круг. Произвольная релаксация позволяет влиять не только на периферическую, но и на центральную часть этого круга.
Под релаксацией Джекобсон понимал не только релаксацию мышц, но в состояние, противоположное психической активности.
Техника лечения. Лечение начинается с беседы с больными, в процессе которой психотерапевт объясняет механизмы лечебного воздействия мышечной релаксации, подчеркивает, что основной целью метода является достижение произвольного расслабления поперечнополосатых мышц в покое.
Условно выделяют три этапа освоения техники прогрессивной мышечной релаксации.
Первый этап. 
Больной ложится на спину, сгибает руки в локтевых суставах и резко напрягает мышцы рук, вызывая тем самым ясное ощущение мышечного напряжения. Затем руки расслабляются и свободно падают. Так повторяется несколько раз. При этом нужно зафиксировать внимание на ощущении мышечного напряжения и расслабления.
Второе упражнение – сокращение и расслабление бицепсов. Сокращение и напряжение мышц должно быть сначала максимально сильным, а затем все более и более слабым (и наоборот). При этом упражнении необходимо зафиксировать внимание на ощущении самого слабого напряжения мышц и полного их расслабления.
После этого больной упражняется в умении напрягать и расслаблять мышцы сгибателей и разгибателей туловища, шеи, плечевого пояса, наконец – мышц лица, глаз, языка, гортани, участвующих в мимике и акте речи.
Второй этап .
(дифференцированная релаксация). Больной в положении сидя учится напрягать и расслаблять мускулатуру, не участвующую в поддержании тела в вертикальном положении; далее – расслаблять при письме, чтении, речи мышцы, не участвующие в этих актах.
Третий этап. 
Больному предлагается путем самонаблюдения установить, какие группы мышц у него более всего напрягаются при различных отрицательных эмоциях (страх, тревога, волнение, смущение) или болезненных состояниях (боли в области сердца, повышение артериального давления и т, п.). Затем посредством релаксации локальных мышечных напряжений можно научиться предупреждать или купировать отрицательные эмоции или болезненные проявления.
Упражнения прогрессивной мышечной релаксации по Джекобсону осваиваются больными обычно в группе из 8 12 человек под руководством врача или опытного инструктора. Групповые занятия проводятся 2 3 раза в неделю. Кроме того, сеансы самообучения больные проводят самостоятельно 1 2 раза в день. Каждый сеанс продолжается от 30 мин (индивидуальный) до 60 мин (групповой). Весь курс обучения занимает от 3 до 6 месяцев.

3. Йога и медитация

Современные методы лечебного самовнушения при всем их многообразии имеют древние и в большинстве своем общие истоки. К таким истокам прежде всего относится древнеиндийская система йоги с ее эмпирическими находками.
Примерно во второй половине II тысячелетия до н, э, в Северную Индию вторглись племена, которые называли себя арийцами (благородными). Полагают, что именно арийцы создали самую древнюю индийскую литературу – «Веды». Основные литературные, этнические и религиозные концепции «Вед» сконцентрированы в «Упанишадах» – тайных знаниях, которые передавались от учителя к ученику. Известно более 120 «Упанишад», последние из которых были созданы в ХУ ХУ1 веках н, э.
В IV II веках до н, э, был создан древнеиндийский эпос «Махабхарата», заложивший основу философии йоги.
Большая заслуга в систематизации йоги принадлежит древнеиндийскому философу и врачу Патанджали. В своей книге «Йога Сутра» (II в, до н, э.) он излагает основные философско этические принципы йоги, а также практические приемы медитации. Именно его считают основоположником йоги.
Значение слова «йога» соответствует его санскритскому корню «йюдж», что означает "запрягать в упряжку, надевать сбрую, дисциплинировать «, а в более широком смысле – заставить себя сосредоточиться, мобилизоваться».
Йога – широкое понятие, которое включает в себя и цель, и средства ее достижения. Прежде всего йога – древнеиндийская философская система. Главное в ней – учение о самосознании. Путем самосознания, согласно йоге, человек может достичь «освобождения», то есть способен освободить свое индивидуальное сознание (душу) от влияния условий материальной жизни и слить его с абсолютным знанием (богом). Самосознание достигается путем сосредоточения, при котором «созерцающее сознание теряется в созерцаемом объекте и перестает сознавать себя».
Методика достижения «освобождения» через йогу, по Патанджали, содержит 8 основных ступеней, которые расположены в строго определенном порядке и дополняют друг друга. Это йама (воздержание), нияма (культура питания, труда и отдыха), асана (поза), пранаяма (контроль над дыханием), пратьяхара (удаление чувств), дхарана (концентрация внимания), дхьяна (созерцание), самадхи (сосредоточение).
Йама включает в себя 5 «внешних» заповедей: не убивай, не лги, не смущайся, блюди целомудрие, не жалей богатства. Заповедь «не убивай» толкуется широко и включает в себя требование не есть мясо, рыбу, яйца и т, д., не курить, не пить спиртное. Указанные моральные ограничения играют роль своего рода "социальной защиты ", способствуют эмоциональной уравновешенности Дога.
Нияма содержит 5 «внутренних» заповедей: очищение, скромность, умеренность, декламацию очищающих изречений (молитвы), смирение.
Асаны – специфические позы. Существует около 500 асан: для медитации и релаксации, для укрепления тела, для очищения пищеварительной системы и т, д.
Пранаяма – упражнения по йоговскому дыханию. Выделяют 4 фазы дыхания: вдох (пурака), задержка (кумбхака), выдох (речана), пауза после выдоха. Большое значение придается задержке дыхания, во время которой, по мнению йогов, в организм поступает жизненная энергия – права. Прана поступает не только через воздух, но и через пищу, поэтому йоги прожевывают пищу очень медленно.
Пратьяхара "негативная" концентрация, посредством которой достигается физическое и психическое расслабление. При глубоком расслаблении (релаксации) достигается выключение работы органов чувств.
Дхарана активная концентрация внимания на объекте (внешнем или внутреннем). Упражнение считается освоенным, если внимание на предмете удерживается не менее 12с.
Дхьяна – процесс проникновения в сущность объекта сосредоточения. Если концентрация внимания на объекте удерживается в течение 144 с, что равно 12 дхаранам, считается, что дхьяна достигнута.
Самадхи достигается, если концентрация внимания на объекте удерживается 1728 с (12 дхьян, или 144 дхараны). Йоги считают, что в состоянии самадхи происходит полное проникновение в объект концентрации. В этот момент йог не в состоянии разграничивать свою личность и объект.
Первые 4 ступени ориентированы главным образом на психологическую и физическую подготовку; последние 4 – на тренировку психических процессов.
Последние 3 ступени (дхарана, дхьяна и самадхи) являются этапами медитации. Переход от одного этапа к последующему не нуждается в применении специальной техники. Он связан только с увеличением глубины концентрации на объекте.
В зависимости от использования специфических техник существуют различные виды системы йоги: мантра йога, хатха йога, лайя йога, раджа йога.
В мантра йоге концентрация осуществляется на определенных словах и выражениях (мантрах), которые при непрерывном повторении (джапа) оказывают определенное воздействие на состояние центральной и вегетативной нервной системы.
Основу хатха йоги («силовая йога», «йога против воли») составляют асаны и пранаяма.
Йоги считают, что существует связь эмоционального состояния человека с позой и тонусом мускулатуры. Используя мышечную систему как наиболее поддающуюся волевому контролю, путем многолетней тренировки нервно мышечных процессов йоги приобретают навыки самовоздействия на эмоционально волевую сферу.
При этом одни асаны действуют на организм подобно релаксантам, транквилизаторам, другие – подобно стимуляторам.
Определенные асаны приводят к расслаблению мышц грудной клетки, что снижает усилия при дыхании. Поэтому асаны предшествуют пранаяме. Йоги считают, что существует прямая связь между дыханием и психическим состоянием, и придают этой связи большое значение. Считается, что нормализация ритма дыхания приводит к психической релаксации. И наоборот, психическая релаксация приводит к урегулированию ритма дыхания. Оптимальным соотношением циклов вдоха, задержки и выдоха йоги считают соотношение 1:4:2.
Лайя йога – система саморегуляции, цель которой – пробуждение «латентной» энергии вегетативной нервной системы. Основной техникой системы является медитация. Объектами концентрации могут быть специфические слова (мантры), геометрические фигуры (литры), картины (даяты).
По мнению йогов, в основании позвоночника находится жизненно важный центр – муладхара, в котором хранится нервная энергия (кундалини) регулирующая висцеральные функции организма. Символом кундалини является змея, свившаяся в спираль. Пробуждение и освобождение кундалини достигается путем психической концентрации на центре муладхара.
Раджа йога является системой этико философских принципов и религиозных норм, а также правил медитирования. В раджа йоге используются процедуры и техники, аналогичные лайя йоге, но объекты концентрации связаны с высшими проявлениями сознательной деятельности человека. Считают, что с помощью раджа йоги создается мост между сознательными и бессознательными психическими процессами.
Йоги уверены, что, прежде чем практиковать раджа йогу, необходимо обязательно освоить практику хатха йоги и лайя йоги.
С помощью медитации йоги способны изолировать себя от внешнего мира. С углублением медитации йог теряет чувство реальности и не может отличить свой внутренний мир от внешнего.
Согласно раджа йоге, внешний мир является только грубой формой мира внутреннего. Йог ничего не получает от общества и ничего ему не дает. Он достигает состояния абсолютной изоляции (кайвалья), которая является целью его социального существования.
Центральным методом самовнушения в восточных учениях является медитация.
Слово медитация происходит от греческого медомой («о чем либо размышлять»). Ему соответствует санскритский термин дхьяна («размышление», углубление").
С позиции древнеиндийской психологии бодрствующее сознание человека имеет три возможных состояния:
1) неспособность сосредоточиться на одной мысли (состояние, противоположное медитации);
2) навязчивая мысль, мотив, образ (непроизвольная медитация);
3) способность произвольно сосредоточиться на чем угодно и не думать о том, что мешает в данный момент (медитация).
Иначе говоря, медитация – это всякое сосредоточение мысли, всякая концентрация внимания на чем бы то ни было.
Патанджали учит: «Дхарана есть удержание мысли на каком нибудь определенном предмете. Непрерывное течение познавания этого предмета есть дхиана… Когда оно, отвергая образы, отражает только их смысл, – это самадхи» (цит, по С. Вивекананда, 1906).
Человек может размышлять над какой то житейской или научной проблемой, может быть охвачен какой то идеей, но это не есть медитация. Под медитацией обычно подразумевают искусственно созданную ситуацию, в которой человек специально занят самосовершенствованием своих мыслительных процессов или каких то психических особенностей, размышляя (медитируя) над им же созданными искусственными обстоятельствами.
Можно провести аналогию со спортом и обычным физическим трудом. Специальные физические упражнения могут более эффективно развивать физическую силу и мышцы, чем повседневный физический труд.
Точно так же специальная практика медитации может усиливать ваши психические возможности более значительно, чем повседневное функционирование психики. Если при медитации внимание концентрируется на физиологических процессах тела, то это может привести к их изменению, как при аутогенной тренировке.
В процессе медитации у йога возникает иллюзия, что он сливается со всем мирозданием, достигает высоких ступеней интуитивного прозрения, с помощью которого он осознает скрытую суть вещей.
С современных позиций медитация является одной из форм ауто гипнотизации, а состояние измененного сознания, достигнутое в результате медитации, представляет собой гипнотический транс.
Техника медитации йогов связана с такими понятиями, как янтры и мантры.
Янтры. 
Уже первобытный человек пытался материализовать свои представления о мире в виде наскальных рисунков. В последующем, созерцая их, он вызывал у себя адекватные эмоциональные переживания. Сначала это были изображения реальных образов (людей, зверей, деревьев), а потом – их символов. В этом отношении верха совершенства достигла египетская символика.
Известно, что изображения разнообразной формы и цвета оказывают различное влияние на психическое состояние человека. Так, зигзагообразная линия с острыми углами создает впечатление резкого изменения, накопления и разряда энергии, вызывает у человека чувство напряженности, тревоги. Наоборот, 8 образная кривая называется линией грации и формирует чувство гармонии, успокоения. Закругленные линии можно назвать легкими, ломаные – твердыми. Фигуры с радиально расходящимися прямыми создают иллюзию излучения, квадрат связывают с представлением завершенности, круг – с космической бесконечностью и абсолютной гармонией.
Ряд геометрических фигур подобран по принципу возрастания иллюзии излучения. Эти фигуры считаются священными почти во всех религиях и являются основными элементами в изображении так называемых чакр в системе лайя йоги.
Разное психическое воздействие оказывают фигуры симметричные в несимметричные, уравновешенные и неуравновешенные.
Концентрация внимания на фигуре со сбалансированным центром (уравновешенная фигура) вызывает у человека чувство успокоения, а концентрация на несбалансированной фигуре – чувство дискомфорта, напряжения.
Определенное влияние на психическое состояние оказывают и различные цвета. Например, красный цвет возбуждает, а фиолетовый успокаивает. В. X. Кандинский отмечал, что желтый цвет концентрирует внимание, а синий и красный рассеивают. Он же утверждал, что оранжевый цвет порождает прилив энергии, амбицию и стремление к триумфу.
Художники знают, что ярко красный, ярко желтый и оранжевый – «теплые» цвета, а светло синий, салатовый и голубой – «холодные». Взаимодействия цветов еще более усиливают влияние на эмоции. Так, например, золотисто желтый цвет и цвет морской волны взаимно усиливают эмоциональную уравновешенность, а сочетание золотисто желтого и огненно красного цветов действует противоположно.
Эффект воздействия формы и цвета на психическое состояние человека лежит в основе практики лайя йоги. Медитация здесь проводится посредством концентрации внимания на реальных или воображаемых графических изображениях – янтрах.
В качестве объектов концентрации при медитации также часто используются чакры.
Мантры. Влияние звуков и речи на психическое состояние человека бесспорно. Основное назначение речи состоит в передаче информации. Однако эмоциональное и суггестивное воздействие человеческой речи определяется не только содержанием информации, но и зависит от выразительности, громкости, музыкальности произнесенных слов. Зависимость силы воздействия человеческой речи от ее структуры – увлекательная и еще мало разработанная область знаний.
Слова, смысл которых конкретен (блеск, свет, ночь, тепло, сладко и т, д.), обладают большей суггестивной силой, чем слова с абстрактным смыслом (следовательно, в результате, потому что и т, п.). Чем выше степень абстракции при описании образа, тем меньше его суггестивное воздействие. Если мы хотим сформировать образ какого то человека, то нужно говорить не о человечестве вообще, а о конкретных качествах конкретного человека.
Суггестивное воздействие речи повышают такие ее качества, как мягкость и сила голоса, паузы, использование эффекта неожиданности.
На эмоциональное состояние человека оказывает влияние не только смысл и интонация речи, но и определенное звукосочетание слов. Такие слова, как «монотонный», «флаг», «дрожжи», «Владивосток», звучат мягко, а слова «роса», «роза», «пробуждаю», «трава», "рассвет "звучат твердо, стимулируют к действию. Приказы обычно состоят из твердых слов. Интересно, что звук "р" присутствует в слове «красный» почти во всех европейских языках.
Все звуки речи делятся на гласные и согласные. Согласные делятся на твердые и мягкие. Гласные получаются при озвученном выдохе и характеризуются высотой основного тона и сопровождающих его обертонов. Последние принято называть формантными тонами. Самый высокий формантный тон у звука "и", самый низкий – у звука "у".
При воздействии словом важно не только его смысловое содержание, но и звуковая структура. Так, например, присутствие в слове звука "и" создает впечатление чего то маленького, узкого, незначительного. Это легко подтвердить экспериментом. Предложите испытуемому назвать воображаемыми словами («ла», «лау», «ли») три одинаковые по форме, но различные по величине фигуры. Обычно для самой маленькой фигуры выбирается название «ли», а для самой большой – «лау». Звук "и" создает ощущение напряженности, холодности, звук "о" – расслабленности, мягкости, теплоты.
Наличие звуков "а", "е", "и" создает ощущение чего то белого, светлого, желтого, красного, яркого; звуки "ы", "о", "у" ассоциируются с мрачным, темным. Доминирование звуковой символики над содержанием понятия хорошо демонстрируется в детском творчестве (считалки, скороговорки). Эти звуковые ряды более устойчивы, чем смысловые.
Разрыв содержательных связей в структуре мышления происходит в просоночном состоянии, а также во время медитации. Первоначально в сознании всплывают не связанные друг с другом эпизоды. Внутри каждого эпизода существует логическая связь. При более глубокой медитации появляются отдельные, не связанные друг с другом фразы, а потом происходит их распад. При глубокой степени медитации происходит распад слов, причем в сознании остаются лишь краткие, ритмизированные звукосочетания. Вероятно, поэтому некоторые авторы (В. А, Налимов, 1989) называют практикующих медитацию «психонавтами».
Речь освобождается от понятийного содержания при выраженных аффектах (крик, рев). Наоборот, в восклицаниях (ах! ох! эх!) содержится сильный эмо
Категория: Виктор Михайлович Кандыба | Добавил: Админ (11 Января 2009)
Просмотров: 219 | Рейтинг: 0.0/0 |
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Форма входа
Поиск
WMLink
Поиск истины © 2019
Хостинг от uCoz